Головна
Новини
Про організацію
Голова УСВА
Публікації
Електронні книги УСВА
Акції
Документи
Нормативні документи
Ветеранські закони
Фотогалерея
Зв`язок
Музей
Реабілітація
Питайте-відповідаємо
Локальні війни
Анонси
Книга вдячності
Організації УСВА
Сайти ветеранів
 


Погода
Погода!


18053353 Відвідувачів
Орденские планки – ветеранам
Укрінформ
Урядовий портал
Боевое Братство
Міністерство оборони
Президент України Офіційне інтернет-представництво
C войной покончили мы счеты? Надрукувати Надіслати електронною поштою
 Председатель Украинского Союза ветеранов Афганистана генерал-майор Сергей ЧЕРВОНОПИСКИЙ: «Своих друзей, которые подрывались на минах, мальчикам приходилось собирать по кускам и складывать в два пакета, чтобы по весу одинаковы были»
20 лет назад из Афганистана были выведены последние советские воинские части
На кладбищах почти всех городов нашей страны — целые аллеи с надписями на могильных плитах: «Погиб при выполнении служебного долга». Указывать, что «погиб в Афганистане», запрещалось. За 10 лет боевых действий погибли 3360 жителей Украины, 72 пропали без вести или попали в плен. Раненными из Афгана вернулись около восьми тысяч человек, инвалидами — почти пять тысяч...
20 лет назад был создан Украинский Союз ветеранов Афганистана — должен же кто-то начистоту разговаривать с властью... Ныне УСВА представляет интересы более 200 тысяч «афганцев», а также ветеранов военных конфликтов в других странах. Главой Союза уже в четвертый раз избран его основатель — генерал-майор, доктор политологии Сергей Червонопиский, который со своей войны вернулся без обеих ног. Он 27 лет ходит на протезах, но упорно продолжает воевать — уже за права и социальную защиту своих собратьев.
«Я НИСКОЛЬКО НЕ РАСКАИВАЮСЬ В ТОМ, ЧТО ГОВОРИЛ САХАРОВУ»
— Сергей Васильевич, когда я говорю: «Червонопиский», в ответ слышу: «А-а, это тот, кто на первом съезде народных депутатов СССР выступил против академика Сахарова». Поэт Евгений Евтушенко недавно рассказал в интервью «Бульвару Гордона», что это по вашей инициативе захлопывали Андрея Дмитриевича...
— Гм... Да, было такое. А если точнее, то я вступил с ним в жестокую полемику.
— Но почему?
— Я прочитал тогда в «Комсомольской правде» высказывание Сахарова о том, что Советская Армия стала сверхаморальной и использует боевые вертолеты для уничтожения в Афганистане своих солдат, оказавшихся в окружении, чтобы те не попали в плен... Это было серьезное заявление, и я выступил против него с резкой критикой. Сахаров сослался на публикацию в одной канадской газете, но позже все-таки признал, что ему подсунули дезинформацию.
Те, кто называл себя демократами, очень возмутились: дескать, Червонопиский такой плохой, на самого Андрея Дмитриевича посмел голос поднять, обидел его... Однако после окончания афганской войны 20 лет прошло, уже все самые сокровенные тайны Советского Союза раскрыты, а ни одного факта, подтверждающего правоту академика, так и не обнародовано. Думаю, своей активностью, шараханьем в крайности Сахаров в последние годы жизни замаливал грехи как создатель ужасного монстра — водородной бомбы.
Тогда же на нападки в мой адрес, особенно со стороны женщин, я отвечал вопросом: «Скажите, ваш сын способен хладнокровно уничтожить своих?». И все говорили: «Нет, мой не смог бы...». — «А почему же вы думаете, что сын моей матери может такое сделать?». Столкнулся даже с грязными намеками, что, выступив против Сахарова, я исполнял спецзаказ консерваторов-коммунистов, пообещавших мне спецпротезы. Сначала взбесился, но отошел и отмахнулся... Просто к тому времени я прочно стоял на трибуне на протезах, между прочим, нашего мастера — фронтовика с Подола Анатолия Васильевича Юрченко.
Кстати, о протезах. Меня ведь пробовали «переобуть» американские мастера. Но обратно из США пришлось лететь в своих «валенках»... А сейчас уже поднятые с помощью нашей афганской организации предприятия поставили «на ноги» и своих, и молдавских, да уже и российских братьев, вернувшихся с войны инвалидами. Это, между прочим, экономия очень больших средств для страны.
Что касается Сахарова... Жизнь подтвердила полностью мою правоту. Полностью! Я нисколько не раскаиваюсь в том, что тогда говорил (вздыхает).
— А как вы оказались на том историческом съезде?
— На съезд меня избрали депутатом от комсомола — в то время я работал первым секретарем Черкасского горкома ЛКСМУ. Кандидатов было более 200 человек, я по количеству набранных баллов занял третье место...
— Как сами считаете, почему выросли таким правильным и безапелляционным?
— У Высоцкого есть песня со словами: «Значит, нужные книги ты в детстве читал...».
— Ничего себе совпали! Вот же у меня дальше намечено: «Если, путь прорубая отцовским мечом, ты соленые слезы на ус намотал, если в жарком бою испытал, что почем, значит, нужные книги ты в детстве читал...». Круто, однако! Или вы в шпаргалку мою подглядели?
— (Хохочет). Как всякий мальчишка...
— А меч действительно был отцовским?
— Ну, конечно. Отец у меня военный. Еще мальчиком, во время Великой Отечественной, был партизаном (в том отряде, кстати, где воевал знаменитый Иван Калашник). Ему не позволил стать генералом один «прокол» в биографии: он из семьи раскулаченных. Опять-таки вот рядом со мной Самир Асанов сидит. С его народом, с крымскими татарами, советская власть тоже поступила несправедливо. Тем не менее есть вещи, через которые переступаешь.
Социалистическая система себя в основах не дискредитировала, другое дело, что вожди КПСС довели ее до ручки, развалили. Сработал субъективный фактор. Это подтверждает хотя бы пример Китая, который начинает процветать, не сменив при этом социальный строй. Ни к чему изобретать «демократические» велосипеды на пути ко всеобщему благоденствию, надо просто правильно выстраивать экономику и внутренние отношения в государстве. Если бы не нищета, не было бы сейчас проблем на просторах СНГ. За последние 20 лет десятки тысяч людей погибли в междоусобицах, а до этого братьями были.
— А что именно вы в детстве любили читать?
— Да все! И Ремарка, и Хемингуэя, и Джека Лондона, и Мопассана, и отечественную классику — все читал! Вкус к чтению привила мне мама — учительница языка и литературы. Книги о войне афганской также, но их я предпочитаю в документальном исполнении. Уж больно много в художественных вещах сказок и чернухи. Сейчас наша команда и сама много документальных и научных работ публикует.
«НА ПРОТИВОТАНКОВЫЕ МИНЫ ЕХАТЬ БЫЛО НЕЛЬЗЯ, НО Я ВЫМАТЕРИЛСЯ И ПОШЕЛ ВЫПОЛНЯТЬ ПРИКАЗ»
— В Афганистан вы попали уже офицером?
— Да. Окончил Рязанское воздушно-десантное училище... (Потом еще учился в Национальной академии внутренних дел, в докторантуре МАУ). Воевал в составе 350 полка 103-й Витебской гвардейской воздушно-десантной дивизии. Нас подняли по тревоге и бросили туда. Поставили задачу захватить аэродромы Кабула, Баграма. Поучаствовали, так сказать, в «восстановлении власти» Бабрака Кармаля, которого советские спецслужбы привезли и поставили во главе страны. Я был первым комендантом Кабульского аэропорта. Ну а потом воевал, как все...
— ...пока один бой не перевернул жизнь вверх тормашками?
— Так уж случилось. Я уже уходил на повышение — помощником начальника штаба полка, даже сдал свое подразделение... Вышли на боевые действия. Я временно выполнял функции зам командира батальона по технической части — зампотех сменился, а новый еще не приехал. И нужно было провести колонну машин с питанием, боеприпасами. Туда, на противотанковые мины, в принципе, нельзя было ехать, но... Я выматерился и пошел выполнять приказ дурака-майора, гонористого выпускника академии, пороха не нюхавшего.
Одним словом, не должен был я в том бою участвовать.
— Что это, по-вашему, рок, несчастный случай?
— (Хмыкает). Да как угодно можно назвать.
— Когда лежали в госпитале, накатывало отчаяние, терзали черные мысли?
— Знаете, нет. Я по жизни оптимист. Конечно, ранение очень тяжелое было — на том свете, считай, побывал. Фактически год провел в госпитале — лечился, адаптировался к протезам, учился на них ходить. Но я ни секунды не сомневался, что все сложится нормально: смогу ходить, буду работать!
Когда приехал на родину, в Черкассы, там без разговоров мне квартиру дали, хотя еще даже не женат был. Пошел на работу в горком комсомола — сперва отделом заведовал, потом вторым секретарем избрали, затем первым. Вверх, так сказать, «по служебной лестнице». И тогда же начал создавать нашу, «афганскую» организацию, чтобы ее поддержать, занялся бизнесом. Крутился так, как не снилось иному имеющему руки-ноги.
Из досье «Бульвара Гордона».
Как вставал на протезы Сергей Червонопиский, знают только близкие ему люди. Сам он не любит об этом распространяться. После ампутации от одной ноги у него осталось 15 сантиметров, от другой — девять. Специалисты-медики говорят, что ходить с палочкой при таких ампутациях невозможно. Он — случай в мире уникальный.
— Никогда не возникало искушения все к чертям бросить и жить «как обычный инвалид»?
— Конечно, было, как же без этого! (Улыбается). Я и сейчас ребятам иногда говорю: «Мужики, будете меня доставать — брошу вас к чертовой бабушке! Уеду на рыбалку!». А если серьезно — вряд ли смогу оставить дело, которым занимаюсь.
— Многие «афганцы» не то чтобы оправдывают, но и не клянут войну, в которой участвовали...
— И не потому, что та война — часть собственной жизни. Чтобы разобраться — почему, надо было бы жить в то время, понимать мысли людей, их воспитание. Ведь многие сами просились в Афганистан добровольцами — насильно их никто не посылал. И просились не из кровожадности, не из желания кого-то грабить или убивать...
— ...А ведь обвинил потом крымский поэт Константин Фролов: «Афганистан — как это интересно! Здесь можно грабить, жечь и убивать!..»...
— И он не был в своем мнении одинок. Однако добровольцы в Афганистан шли, потому что так были воспитаны: рубежи родины — есть рубежи родины, и их нужно защищать. Сейчас в Украине и духа того патриотического воспитания не осталось. Особенно среди молодежи, которая, если и согласится куда-то в горячую точку ехать, то только чтобы заработать денег. Резко переменилось отношение к армии — вот это страшно, очень!
«Афганцев» больно ранят такие гаденькие слова, как «агрессия», «интервенция», «оккупация», «война без победы», «преступная война»... Пусть они остаются на совести людей недалеких, которые, прорвавшись к власти, сегодня выкрикивают: «Украина в Афганистане не воевала!». А тысячи инвалидов, вдов и детей-сирот, они чьи? Может, для кого-то это вопрос и риторический, но не для для таких, как я... Больше вспоминаются дружба, взаимоотношения, которые были там, в зоне боевых действий.
— А что вам больше всего запомнилось в мирной жизни? Что придавало сил, когда рушились привычные устои?
— Самым главным стало рождение детей: сына, сейчас ему уже почти 25, а потом дочери... А война для меня продолжается, поскольку оставила большой «подарок» — два протеза. И с ними — проблему, которую не разрешишь, как ни старайся. Все остальное — поправимо и преодолимо.
— Вы о детях с такой любовью отозвались, а о жене что-то помалкиваете... Табу?
— Да как-то не принято это в нашей семье. Я ведь человек публичный. Добрую сотню раз за год свечусь на страницах и экранах... Если думаете, что семья этим гордится, то ошибаетесь. Она устает. Жена особенно... А не ценить и не уважать чувства, настроения, желания и пожелания моей Натальи не могу. Я ведь познакомился с ней в домашнем отпуске, будучи бравым офицером-десантником... Да в такого нельзя было не влюбиться! (Улыбается).
Ну а потом Афган... и поженились мы значительно позже. А до того в течение года моя Петровна, мы так ее в семье любовно именуем, моталась в киевский госпиталь из-под Черкасс каждое воскресенье... Потому и хожу... В общем-то, уверенно.
«ТЕМА ПРИМИТИВНОЙ СДАЧИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА МЕНЯ ПО-ПРЕЖНЕМУ БЕСИТ»
— После вывода советских войск из Афганистана не только академик Сахаров — весьма значительная часть гражданского общества не воспринимала «афганцев», сторонилась их... Сейчас отношение изменилось?
— Причины отношения общества к тому или иному событию не лежат на поверхности. Чтобы понять это, достаточно посмотреть, что делали средства массовой информации во время грузино-осетинского конфликта. Ведь шло сплошное вранье! Сплошное перекручивание! Не «двойные стандарты», а двойная ложь! Сейчас, правда, ситуация понемногу выравнивается. Я лично болезненно реагирую на поведение нашей власти. Ну что дали запретительные меры на показ в Украине фильма россиян «Война 08.08.08»? Они только подхлестнули интерес к далеко не самому лучшему кинопродукту. Кто-то попиарился на информационной спецоперации, а кто-то в очередной раз подставился... За державу обидно!
Не хочу лезть в большую политику. Скажу так: мои братья-«афганцы» живут и в Южной Осетии, и в Грузии. У них разная правда, но каждый из нас, опаленных своей войной, против того, чтобы говорили пушки, ибо жертвой военно-политических амбиций и разборок всегда будет простой человек. Впереди танков должны идти дипломаты.
Кстати, мои российские друзья-«афганцы» рассказали, что на побратимских 40 днях в Осетии помянули погибших стоя, молча и до дна выпили наш «афганский» третий тост... А в четвертом неожиданно прозвучало: «За то, чтобы простить грузин!». И никто из доброй сотни присутствующих не возразил... Учтите — это Кавказ, где существуют традиции кровной мести...
— Вы хотите сказать, что предвзятое отношение общества к «афганцам» — это работа СМИ?
— Именно. Я встречался с некоторыми из ребят-журналистов, которые оголтело (в угоду только наметившемуся влиянию Штатов) в унисон с Сахаровым поливали грязью разваливавшийся Советский Союз, меня лично полоскали со всей, как говорится, пролетарской ненавистью... Сейчас жалеют: «Какие мы были дураки!». Подходят: «Сергей, прости! Ты в открытую к прессе обращался, но мы тебя тогда не поняли!». Очень хочется, чтобы тот же Сахаров был жив. Как бы он оценил то, что американцы сделали с Югославией, что они делают в Ираке, в том же Афганистане?.. Как бы он сейчас — сам по себе человек-то хороший, порядочный, честный! — это прокомментировал? На чьей стороне был бы сегодня?
— Изменит ли мир война 08.08.08? Не фильм, а сами трагические события?
— Не хотелось бы изменений в геополитическом плане. А то, что другие страны позволили себе отличное от американского мнение о произошедшем, уже хорошо. Нормальные люди разобрались, что безобразие было устроено исключительно для победы Маккейна в президентской гонке.
— Несколько дней спустя после завершения «пятидневной войны» в Грузии премьер России Владимир Путин сказал: «Нам предлагают выбор: колбаса или жизнь. Мы выбираем жизнь». Что, по-вашему, предпочитает Украина?
— Как бы вам сказать... В свое время у меня возник небольшой конфликт с Горбачевым. Я тогда был членом комиссии Верховного Совета СССР по международным делам. Поехал в командировку на Кубу, выступал там перед нашим дипломатическим корпусом. Ну и задали дипломаты прямой вопрос: «Сергей Васильевич, мы подолгу живем далеко от своей страны, со стороны видим, какие изменения надо бы внести в ту или иную сферу жизни. Готовим массу материалов для правительства, но власть их игнорирует. Рекомендуем одно — делает наоборот. Почему?». Я и ответил: «Уважаемые товарищи дипломаты! На Востоке я услышал мудрость, которая гласит: «Стадо баранов под предводительством льва сильнее, чем стая львов под предводительством барана». Когда Горбачеву это доложили, он перестал со мной здороваться! (Смеется).
— Не понял человек восточной мудрости...
— Хуже то, что генсек, первое лицо государства с полномочиями круче, чем у государя-императора, лично предал свое государство — выбрал колбасу...
Пусть не создается впечатление, что так уж хронически ностальгирую по советскому времени, живу вчерашним днем. Наша команда патриотически озабочена обустройством родной украинской державы. Но тема примитивной сдачи могучего Союза меня по-прежнему бесит.
— Такой государственной структуры — Комитета по делам ветеранов, который возглавляли вы, — не было ни в одной республике бывшего СССР...
— Комитет по делам воинов-интернационалистов при Президенте Украины зародился еще во времена Леонида Кравчука. Когда мы реальной работой доказали необходимость такого объединения, был образован Государственный комитет по делам ветеранов, который выполнял нами, «афганцами», заложенные функции — защищал интересы ветеранов, решал их проблемы. Но с приходом «помаранчевой» власти мы оказались не нужны — Комитет был ликвидирован.
— Виктор Ющенко, став Президентом, разгонял ваш Комитет дважды. Но почему?
— Почему — это к нему вопрос. Указов о ликвидации Комитета по делам ветеранов он издавал несколько. Последний был подписан за два месяца до 60-летия Победы, как раз в день рождения Гитлера.
По всей вероятности, власть очень не устраивала политика, которую вел я и возглавляемый мною Комитет. Мы были и остаемся активными противниками излишней героизации и мифологизации бандеровщины, превознесения националистической идеологии. Я не говорю о тех, кто воевал против гитлеровцев в рядах Украинской повстанческой армии. Однако реабилитировать тех, кто принял сторону фашизма, выступал против Красной Армии, я категорически не согласен. Сложно преступление оправдать какими-то высокими целями. К сожалению, хватает услужливых историков, готовых выполнить такого рода «госзаказ», обеспечить любую «историческую» основу в угоду политической конъюнктуре. Но вот способствует ли это установлению мира в украинских душах?
«ЖАЖДУЩИЕ КРОВОПРОЛИТНЫХ СТОЛКНОВЕНИЙ НА ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПОЧВЕ МОГУТ НА АФГАНЦЕВ НЕ РАССЧИТЫВАТЬ»
— Как произошло возрождение Феникса из пепла?
— Я к тому времени уже был депутатом Верховной Рады, провел серьезную работу среди коллег-депутатов. И, когда поставили вопрос о Комитете по делам ветеранов на голосование, Верховная Рада пятого созыва его восстановила 364-ю голосами. «За» голосовала даже фракция БЮТ — в полном составе. Поэтому в данном случае я, как честный человек, ничего не могу сказать против Юлии Тимошенко. Она поддержала нас стопроцентно.
Сейчас, к сожалению, на наш Комитет ветераны обижаются. Фактически он восстановлен, но свою работу разворачивает крайне медленно. В силу разных причин. Но, как говорится, еще не вечер... Поправим ситуацию.
— Некоторая часть общества, например, в пророссийски настроенном Крыму, склонна воспринимать «афганцев» этаким военизированным блоком и рассчитывает на их поддержку.
— Ага, русское население Крыма хочет в Россию, татарское, видимо, в Турцию... Я по этому поводу скажу так: организация наша не военизированная. Это объединение истинных военных, которые знают войну не по книжкам... А тот, кто видел реальную войну, всегда самый реальный ее противник! Самое страшное в войне даже не сама она, а ее последствия. Уверен в этом, потому что занимаюсь сейчас помощью матерям, сиротам, инвалидам. Жаждущие каких-то кровопролитных столкновений на политической почве могут на «афганцев» не рассчитывать.
Сплоченность «афганской» организации пугает тех, у кого на душе нечисто. Людей с чистыми помыслами она только радует.
— Сколько сейчас «афганцев» в Украине?
— Около 150 тысяч.
— Вы недавно сказали, что после войны в некоторых областях Украины «афганцев» умерло больше, чем погибло во время боевых действий в Афганистане...
— И повторю: уже не просто больше, а в несколько раз... В Житомире, скажем, почти в семь. По данным наших региональных организаций и военкоматов, каждую неделю кого-то из ребят хороним.
Сегодня средний возраст «афганцев» — 45 лет. Молодые мужчины, а перед последствиями войны оказываются бессильны. Сказываются ранения, пребывание в чуждом климате, непривычные для европейцев болезни, включая тиф и малярию. А последствия психологических травм! Посттравматические синдромы!
18-летний парень от мамы-папы, со школьной парты попадал в условия, где его могли убить каждую секунду, сам вынужден был убивать... Это же мощнейший удар по неокрепшей психике и нервной системе! А своих друзей-солдат, которые подрывались на минах, мальчикам еще приходилось собирать по кускам и складывать в два полиэтиленовых мешка, чтобы по весу одинаковы были... Представьте себе, каково это для вчерашнего ребенка и что с ним, повзрослевшим, происходит сейчас. А за натурализм извините.
— У Владимира Мазура есть песня «Афганская статистика»: «У каждого третьего нет больше сил, чтобы что-то еще доказать, но каждый четвертый еще не остыл и готов продолжать воевать... Каждый восьмой приходил в орденах, и ему говорили: «Герой!». Теперь все развенчано в пух и прах — кто считается с этой войной?..». А дальше: каждый шестой уходит в религию, каждый 20-й — беспробудно пьет, 30-й — сидит на игле, 100-й — в зоне, каждый 300-й вернулся без рук или ног... Выходит, на войне Бог уберег человека от гибели, а на мирную жизнь небесного покровительства уже не хватает...
— Я верующий человек. Не до фанатизма, но верующий. Однако на Бога все не списывал бы. Существуют пределы человеческой выносливости, и в определенный момент происходит сбой защитных сил организма. Они изнашиваются, как двигатель автомобиля, — и начинаются проблемы...
Есть политики, которым очень хочется, чтобы мы... исчезли. Чтобы не мешали осуществлению их эфемерных идей. Жаждут просто, чтобы р-р-раз — и нет нас! Но такого не будет, слава Богу. Времена, когда главенствовал принцип: «Нет человека — нет проблемы», миновали.
— Кто был инициатором ликвидации «афганских» льгот?
— Да все... Начал премьер Лазаренко, а все последующие правительства Украины только этим и занимались! (Устало вздыхает).
«ПРЕДУПРЕЖДАЮ ВСЕХ: МЫ ОСТАНОВИМ УНИЧТОЖЕНИЕ ВОИНОВ-АФГАНЦЕВ»
— И ведь льготы — не единственная проблема «афганцев»?
— Ух, да безусловно! Разве не проблема — непрекращающееся унижение участников мировых локальных конфликтов? Уже вот и ветераны Ирака правительство пикетировали. Молодые парни, отвоевавшие на Ближнем Востоке, тоже вынуждены отстаивать свои права. А число таких ираков уже за десяток перевалило. Украина ведь за эти годы тоже много где повоевала втихаря, в угоду Соединенным Штатам. Плюс к тем 24 странам, в которых советские воины-интернационалисты в свое время «деревья сажали».
— Какие проблемы вам приходится решать сегодня?
— Их с избытком на всех уровнях, поскольку Закон «О статусе ветеранов войны и гарантиях их социальной защиты» безбожно нарушается, фактически он не работает. Острой остается жилищная проблема: люди стоят в очереди по 15 лет... Только «афганцев» 45 тысяч в нем нуждаются.
Семьи погибших получают, просто смешно говорить, по 40 гривен за погибшего сына или мужа. Это совершенно ни в какие ворота не лезет! Эти суммы мизерные — издеваловка, возведенная в ранг государственной политики.
— Два года назад вы публично отказались от ордена Ярослава Мудрого. Это был демарш, несогласие с политикой Виктора Ющенко?
— Нет, конечно. Точнее, не стоит так все упрощать. С Ющенко у меня было несколько стычек, но все они связаны с защитой интересов моих побратимов, с социалкой. Если я не приемлю страдательной идеологии, которую ныне насаждает Украине Банковая, это второстепенно. Виктор Андреевич стал инициатором формирования украинской идентичности в нашей стране, своего рода первопроходцем, и этим он войдет в историю. Но судите сами: многие ветераны «загибаются» от отсутствия самого элементарного, а вся страна «нагибается» под Голодомор, НАТО, ОУН-УПА, поместную церковь... Иногда это тоже бесит!
Понимаете, я дорожу своими боевыми наградами... А если бы принял орден Ярослава, то вроде бы согласился со всей несправедливостью вокруг ветеранов-интернационалистов. Это не прибавило бы мне уважения в глазах товарищей по оружию. Для людей войны вообще характерно обостренное чувство справедливости. С этим и обществу, и высшим государственным лицам надо бы считаться.
— И что, ваши акции протеста доходят до чиновничьих мозгов?
— Любая акция протеста — это показатель мнения народа, и определенное влияние она оказывает. Другое дело, что сейчас у госаппарата сложился уже определенный иммунитет к шумным акциям и протестному мнению. Поэтому мы просто, чтобы обратили на нас внимание, перекрывали все входы в здание Кабинета министров, и такого рода уроки срабатывают. Я предупреждал и предупреждаю всех, кого это касается: мы остановим уничтожение ветеранов-«афганцев»... Если будет нужно, разберем Министерство труда и социальной политики по кирпичикам.
«ПОЗИЦИЯ: «МЕНЬШЕ ЗНАЕШЬ — ПОЗЖЕ МОГИЛА» НЕ ДЛЯ МЕНЯ. МЫ ЭТО УЖЕ ПРОХОДИЛИ»
— В интернете обнаружила так называемый черный список отечественных политиков, в котором и ваша фамилия.
— Серьезно? Честное слово, понятия не имею! Даже не знал о существовании такого списка. Надо посмотреть. И интересно, «черный» он — для кого? Для «афганцев», для инвалидов, для семей погибших, для сирот я — в черном списке? А если для власти — я не против. В любом случае молчать не собираюсь. Позиция известного мультяшного страуса: «Меньше знаешь — позже могила» не для меня. Это мы уже проходили.
— Как считаете, вы конфликтный человек?
— Может быть, в чем-то жесткий. Но конфликтности в натуре нет. Жесткий — да, очень.
— Помимо общественной деятельности, чем еще успеваете заниматься?
— У, много чем! Охоту люблю, рыбалку... Много читаю. И на семью времени хватает.
— А на что живете?
— Если скажу, что на пенсию, поверите?
— Глядя на вашу «субару»? Нет, конечно.
— Правильно. Пенсию получаю, зарплату. И, разумеется, зарабатываю на достойную жизнь. Не скажу, что такой уж крутой бизнесмен. В нашем государстве все бизнес-вопросы можно решать либо через знакомства, либо через взятки. Я это делаю с помощью друзей, которые не взымают «откаты». С их помощью и Союз ветеранов Афганистана получается на плаву держать.
— Несмотря на то, что льгот в бизнесе у вас нет?
— А мы в свое время осознанно от них отказались. Нам ведь государство в начале 90-х тоже преференции обеспечило, и весьма приличные. Но к нам попер та-а-акой криминалитет!.. От бандюков с их «бизнес»-предложениями отбоя не было.
Была и другая причина отказа — наша, внутренняя. Если помните, в России середины 90-х были суровые «афганские» разборки: взрыв на Котляковском кладбище, убийства нескольких региональных лидеров инвалидных организаций. Это было акулье, беспощадное время. И вокруг вброшенного Ельциным лакомого льготного куска роились очень жирные мухи... Соседи и сегодня пожинают плоды той свалки: у них несколько альтернативных всероссийских организаций и более двух сотен самостоятельных местных. Мы же оказались умнее. Лицо украинских «афганцев» представляет только УСВА.
— Какое место в вашей жизни занимают друзья?
— После семьи — главное.
— А о чем вы мечтаете, товарищ генерал-майор?
— Сложный вопрос. Для каждого нормального мужчины, любого порядочного человека главное, чтобы дети-внуки были счастливы, близкие — здоровы. При мирном небе над головой. Чтобы все жили в достатке и любви. Хочется, чтобы жизнь строилась по канонам Библии, Корана, Талмуда — постулаты, по-моему, везде одинаковы. Не сочтите таким уж шибко набожным, но священные книги — это ум человечества, и надо жить, их не забывая.

P. S. За содействие в организации интервью «Бульвар Гордона» выражает признательность помощнику председателя УСВА (Украинского союза воинов-афганцев) Владимиру Сироштану, руководителю евпаторийского отделения УСВА Самиру Асанову и активисту правления Александру Куракину.
Татьяна ДУГИЛЬ
Специально для «Бульвара Гордона»

 
< Попередня   Наступна >

 

 
 
© 2005-2017, Українська Спілка ветеранів Афганістану (воїнів-інтернаціоналістів)
www.usva.org.ua
pressusva@ukr.net
При любом использовании материалов сайта гиперссылка на usva.org.ua обязательна.
Редакция usva.org.ua может не разделять точку зрения авторов статей
и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.


Украинская Баннерная Сеть
Защитники родины - Сайт о русских солдатах. Rambler's Top100 Rambler's Top100 Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash,
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов