Головна
Новини
Про організацію
Голова УСВА
Публікації
Електронні книги УСВА
Акції
Документи
Нормативні документи
Ветеранські закони
Фотогалерея
Зв`язок
Музей
Реабілітація
Питайте-відповідаємо
Локальні війни
Анонси
Книга вдячності
Організації УСВА
Сайти ветеранів
 


Погода
Погода!


21038101 Відвідувачів
Міністерство оборони
Укрінформ
Президент України Офіційне інтернет-представництво
Урядовий портал
Орденские планки – ветеранам
Боевое Братство
ДАЛЬНЯЯ АВИАЦИЯ В АФГАНИСТАНЕ Надрукувати Надіслати електронною поштою
       Для обеспечения ввода советских войск в Афганистан, предполагая крайние варианты развития событий, высшее командование поставило Дальней авиации (ДА) задачу обеспечить продвижение войск и при необходимости использовать свои ударные возможности обычными боеприпасами. Даже на базе ДА в г.Энгельсе к бомбовым ударам готовили самолеты - заправщики конструкции Мясищева 1096-го и 1230-го тяжелых бомбардировочных авиационных полков (тбап), снимали с них топливные баки и переоборудовали под подвеску на кассетных держателях по 52 бомбы ФАБ-250 или по 28 бомб ФАБ-500.
 
 На аэродром Ханабад, поближе к границе перебросили самолеты Ту-16 из Орши, а в Семипалатинск - из Прилук. Экипажи на месте получили боевую задачу – ночью 25-26 декабря 1979 г нанести удар по северо-западной окраине Герата.  Сведения о дислокации и силах противника не отличались определенностью. Но налет не состоялся. Ввод войск прошел практически без помех.
В первые годы войны, несмотря на  активизацию боевых действий, 40-я армия обходилась силами    армейской и фронтовой авиации. Исключением стало обращение за помощью к ДА для нанесения удара летом 1981 г по лазуритовым копям в северном уезде Джарм  с целью подрыва   экономики противника. При подготовке удара разведка обнаружила у селения Сарнсанг полевой аэродром, с которого камни вывозились в Пакистан.  10 июня по Джарму отработала тяжелобомбардировочная эскадрилья. Бомбометание вели с высот 10-12 тысяч м. Результативность удара  установить не удалось.
Вновь ДА появилась над Афганистаном во время масштабной Панджшерcкой операции 1984 г. В начале апреля в Ханабад перебазировали эскадрилью бобруйского 200-го Гвардейского тбап на самолетах Ту-16, способных доставить к цели сразу 9 т бомб. На базу Мары-2 перелетели шесть самолетов Ту-22М2 из 1225-го тбап с забайкальского аэродрома Белая. В 4.00 19 апреля бомбардировщики пошли на цели. Первыми поднялись Ту-16, затем - Ту-22М2, а через полчаса ушли 60 бомбардировщиков Фронтовой авиации (ФА) Су-24.   Самолеты ДА заходили на цели выше остальных, сбрасывая бомбы с 9000-10000 м сквозь плотную облачность. Особенно впечатляющими были удары Ту-22М2: каждая из машин несла по 64 бомбы ОФАБ-250. Массированные удары продолжались три первых дня операции. При этом самолеты ДА из Ханабада и Мары выполняли лишь по одному вылету в день, по утрам - после него цели затягивало пыльной пеленой. В мае самолеты ДА покинули приграничные аэродромы. Эффективность высотных бомбардировок оказалась невысокой. Одной из причин этого стал неподходящий характер применявшихся боеприпасов. Сотрясавшие землю тяжелые фугасные бомбы не достигали результата. Выявленные разведкой немногочисленные заслоны на пути войск не задерживались на одном месте и вовремя уходили из-под ударов. Бомбы калибров 3000, 5000 и 9000 кг не соответствовали задачам борьбы с живой силой и разрушения наземных строений.   Исключением были бомбы 1500 кг, считавшиеся приемлемыми для ударов по промышленным объектам, плотинам и подземным сооружениям.
Летом 1986 г. ДА вновь была привлечена к работе по Афганистану. В те месяцы готовился   вывод части ОКСВ, страну должны были покинуть 6 полков. Дальним бомбардировщикам надлежало воспрепятствовать передвижению душманов и обстрелам уходящих колонн. Кроме того, намечался ряд операций на юге, нуждавшихся в авиаподдержке. Характеризуя качественные перемены, Управление боевой подготовки Сухопутных войск еще в октябре 1984 г. обращало внимание на появление объектов, которые "мятежники готовят к упорной обороне в инженерном отношении". Наиболее надежным средством их поражения становилась авиация. Однако  удары ВВС 40-й армии, вынужденных действовать на значительном удалении от баз, должного эффекта не давали. На такое расстояние истребители и штурмовики из Баграма могли, в лучшем случае, доставить пару бомб ФАБ-500, мощности которых не хватало для разрушения укрытий, вырубленных в цельной скале или залитых бетоном.  И тут подходящими оказались авиабомбы крупных калибров. В налетах приняли участие самолеты Ту-16 251-го Гвардейского Краснознаменного тбап, перебазировавшиеся в Мары из Белой Церкви. В те летние месяцы ярко проявилось такое достоинство ДА, как независимость от "сезонных" проблем. Боевая нагрузка самолетов ФА зависела не столько от задачи, сколько от времени года. Жара иной раз не давала оторвать "перегруженную" всего парой бомб машину от земли. А Ту-16 с загруженными "под завязку" бомбоотсеками и с половинной заправкой без проблем могли накрыть всю территорию Афганистана. Зенитный огонь для бомбивших с большой высоты "дальников" угрозы не представлял. Опасения вызывало только появление у пакистанских ВВС новейших истребителей F-16, уже успевших "отметиться" атакой в мае двух афганских самолетов. Поэтому боевые вылеты Ту-16 прикрывали истребители МиГ-21бис 115-го Гвардейского иап из Кокайты.
Наиболее масштабным стало применение ДА с октября 1988 г. с началом завершающего этапа вывода войск, когда ожидалась активизация действий противника. К осени 1988 г. 45% ВВС 40-й армии уже покинуло РА. Для компенсации выведенной воздушной мощи, наряду с другими силами, к концу октября была сформирована отдельная группа ДА, прикомандированная к ВВС САВО (ТуркВО к этому времени был ликвидирован. Штаб объединенного округа и КП ВВС разместили в Ташкенте). Основной задачей группы предусматривалось прикрытие выводимых частей и мест их дислокации, срыв обстрелов крупных городов упреждающими ударами по районам развертывания огневых средств, по базам и складам оппозиции, а также   поддержка афганских войск в блокированных гарнизонах. В группу включили самолеты и экипажи гвардейских частей ДА: эскадрилью Ту-16 251-го Гвардейского тбап из Белой Церкви и две эскадрильи Ту-22МЗ из полтавского 185-го Гвардейского тбап. Их разместили на двух близлежащих аэродромах Мары-1 и Мары-2. В Мары-1 разместили 11 Ту-16 - три отряда и два самолета группы управления. По другую сторону ВПП располагался местный аэропорт, что послужило еще одной причиной разделения группы ДА. Аэродром Мары-1 был задействован для приема "транспортников" с выводившимися войсками. Туда были приглашены представители ООН. Грозно выглядевшие "Бэкфайры"(Ту-22М3) плохо вписывались в представления западных дипломатов о выполнении Женевских соглашений. Самолеты Ту-16, изо дня в день методично выруливавшие на старт, привлекали меньше внимания, занимаясь "плановой боевой учебой". К 1988 г. Ту-16 оставались единственными самолетами, способными нести бомбы ФАБ-9000, и это достоинство было наконец-то востребовано.   Девятитонки были их основным грузом, но время от времени использовались и бомбы меньших калибров, вплоть до "россыпи" ФАБ-250, которых брали по 24 штуки. Такие отличия в загрузке объяснялись не столько тактической необходимостью, сколько перерывами в подвозе, "подчищавшем" склады по всей стране. Многие цели лежали в окрестностях городов Кандагара и Джелалабада, уже оставленных советскими войсками. Бомбардировки были противовесом беспрерывным обстрелам и вылазкам оппозиции, объекты ударов имели одинаковый характер и различались лишь географически.  Вылеты в "дальние углы" занимали 3,5-4 часа. Ввиду того, что работать приходилось у самой пакистанской границы, каждый вылет Ту-16   сопровождался сменным истребительным прикрытием,   Провожали и встречали группу самолеты МиГ-29. Иногда для этого привлекалось дежурное звено Су-17МЗ из Мары-2,   позволявшее сопровождать бомбардировщики над севером ДРА. Ближе к цели эстафету принимали МиГ-23МЛД из 120-го иап в Баграме. На бомбардировку постоянно направлялся один из трех отрядов самолетов Ту-16. Вылеты обычно назначались с утра, причем к цели шли без использования радиоприцела,  бесполезного над горами, где не было четких радиолокационных ориентиров. На маршруте обходились штурманским расчетом, почти постоянным был и режим полета: высота 10-11 тыс. м и скорость 850 км/ч. С выходом на цель бомбометание вел штурман, использовавший оптический прицел. Иногда Ту-16 привлекали к ночным ударам, при этом местность подсвечивали световыми авиабомбами, которые сбрасывали над целью самолеты ФА Су-17.   Всего за три месяца работы Ту-16 сбросили 289 бомб ФАБ-9000М-54. Самим летчикам большая высота полета, позволявшая не бояться огня с земли, и сопровождение истребителей внушали уверенность. Часть экипажей время от времени улетала домой на отдых, а их подменяли другие. Так что участие в войне для них ограничивалось 15-20 боевыми вылетами. Хлопоты доставляли сами машины, на которых постоянно случались мелкие отказы и поломки, из-за чего на вылеты привлекались самолеты по мере их исправности. К чести старого, но крепкого Ту-16 даже при отказах в воздухе удавалось выполнять задачу, а неисправности экипажи старались устранить прямо в полете.
Самолеты Ту-22МЗ полтавского полка обосновались в Мары-2, где базировался 156-й апиб на самолетах Су-17МЗ, в то время получивший передышку от почти беспрерывной работы в афганской кампании. Привлечение полтавчан для боевого дебюта новых бомбардировщиков обосновывалось тем, что 185-й Гвардейский тбап был лидерным в освоении машины и имел наибольший опыт ее эксплуатации, включая полеты на дальние полигоны с практическим бомбометанием. Появление "троек" означало качественно новый уровень "афганской" группировки ВВС. Новые машины имели совершенный навигационный комплекс и прицельно-навигационную аппаратуру, дававшую возможность точного выхода на цели и бомбометания, качественное радиосвязное оборудование и внушительный ассортимент боевой нагрузки. Хотя грузоотсек Ту-22МЗ не был рассчитан на бомбы крупнее трехтонных, общая масса груза могла достигать 24 т. Для работы из Мары-2 были избраны более умеренные варианты, не превышавшие 12 т. 28 октября в Мары-2 из Полтавы перелетели 2 эскадрильи по 8 самолетов вместе с руководством полка. Так как полк имел "тройки" самых первых серий, еще не оборудованные ИК-ловушками, два Ту-22МЗ последней серии позаимствовали у 402-го тбап из Орши.  Всего к работе привлекли 21 экипаж. 31 октября 1988 г. состоялся первый вылет. Как и в двух последующих, цели располагались у Кандагара - на севере в горном массиве и на юге в "зеленке" вдоль реки Дори, где находились отряды, блокировавшие дороги к городу. 3 ноября бомбы легли в окрестностях кандагарской авиабазы, откуда велся ее обстрел. На следующий день целью стал городок Джалез, лежавший в выгодном для душманов месте - ущелье с выходом прямо к Кабулу. Всю следующую неделю бомбардировки велись в северо-восточном секторе вокруг Кабула, где сосредоточивались пусковые установки, осыпавшие город ракетами.  Удары по "душманскому кольцу" вокруг Кабула продолжались и следующие две недели. Они приходились преимущественно на окрестные горные плато и хребты, откуда с блокпостов отмечали пуски, а также по разведанным складам и хранилищам ракет. В конце ноября выполнили два вылета на цели у Файзабада. Бомбардировке вновь подверглись копи лазуритов и изумрудов во владениях Маруда. Эти цели были единственными, которые с натяжкой можно отнести к оговоренным боевым уставом ДА, как "оперативные и стратегические резервы", всех прочих он попросту не предусматривал. Окрестности Кабула изо дня в день обрабатывались и местной авиацией. Однажды вылеты ДА и штурмовиков Баграма совпали по времени и месту, и уже на боевом курсе в прицеле одного из бомбардировщиков вдруг обнаружился круживший внизу Су-25. Его еле успели отогнать по радио. После нескольких бомбардировок с использованием бомб ФАБ-500 от них отказались, перейдя на более крупный калибр, позволявший более полно использовать возможности ДА. Типовыми вариантами стали две бомбы ФАБ-3000 или восемь ФАБ-1500. При этом направлявшуюся на одну цель группу старались загружать однотипно, чтобы разница в подвеске не затрудняла полет в строю. Часть бомб снаряжали специальными взрывателями на минирование с самоликвидацией в течение 6 суток. Полутора- и трехтонные "мины" закладывались в районах активности противника, причем разрядить их не давала ловушка, реагировавшая на попытку вывернуть взрыватель или оттащить бомбу.
Группа управления полка, участвуя в боевых вылетах, сумела наладить эффективную работу. С вечера по звонку из Ташкента разбирали карты, и к получению боевого приказа экипажи уже были в готовности. Самолеты ожидали их полностью снаряженными, сразу после предыдущего вылета получая "дежурную" зарядку бомб и заправку в 40 т керосина, позволявшую отработать по любым целям. Помимо координат и квадратов, в единичных случаях, конкретно говорилось о характере цели.  Построение боевого порядка и заход на цель отрабатывали, разрисовав их мелом на асфальте. В полете пользовались картами 10-км масштаба, а над местом удара ориентировались по более детальным "двухкилометровкам" и "полукилометровкам", загодя тщательно изучив каждую гору на планшете. Вылеты проводились силами восьмерки Ту-22МЗ. По маршруту держали скорость 900 км/ч, первое время шли на высоте 7200-7800 м. После предупреждения об опасности пусков переносных  зенитно-ракетных комплексов (ПЗРК) с горных вершин эшелоны подняли до 9000-9600 м, прокладывая путь в обход высоких пиков. Опасность не была преувеличенной. Вылеты каждый день начинались по плану, в 10 часов утра. Однако экипажи стали замечать то и дело поднимавшиеся по пути столбы дыма, видимо, предупреждавшие противника об опасности. Время стали изменять, но большинство вылетов оставались дневными. Несколько вылетов под конец выполнили по ночам. Полет на удаление 800-1000 км проходил без особых проблем: навигационный комплекс  обеспечивал выход к цели с точностью порядка сотен метров, а автоматика бортовой системы управления была способна провести самолет по маршруту и завести на посадку. С выходом в назначенный квадрат на помощь штурману-оператору подключался весь экипаж, высматривая цель. Для атаки группа рассыпалась и каждый прицеливался индивидуально с помощью телевизионного прицела, дававшего картинку с высокой разрешающей способностью. Управление самолетом при этом переходило к штурману, а сброс следовал в автоматическом режиме. Точность бомбометания достигалась впечатляющая. Бомбы исправно сбрасывались, если даже в указанных районах на многие километры вокруг не просматривалось ни единого селения, в прицелах проплывали лишь горы и пустыня.   Одной из мотиваций подобных ударов был их предупредительный характер для окрестного населения: уходившая из-под ног земля и рушащиеся скалы наглядно показывали, что ожидает особо беспокойных. Принимались и необходимые тактические меры: заход на цель для внезапности строили чуть в сторону, затем в 4-5 минутах от точки сброса резко доворачивали, избавляясь от груза за один заход. Не задерживаясь над местом удара, на отходе смыкали строй и разом увеличивали скорость, держа курс на Термез. Обратно обычно шли на форсаже, разгоняясь до М=1,7, причем многие удовлетворенно замечали, что "только на войне и удалось вдоволь налетаться на сверхзвуке". Истребительное прикрытие, сопровождавшее группу во всех вылетах, при этом не поспевало за Ту-22МЗ.
В боевых порядках ДА шли и постановщики помех Ту-22ПД, дополнявшие работу собственных бортовых комплексов обороны "троек". Три Ту-22ПД из 341-го тбап, приданные группе ДА, базировались вместе с полтавчанами. Их задачей был срыв возможных пусков пакистанских ракет ЗРК "Кроталь" и, особенно, атак F-16. При работе у границы эту опасность необходимо было учитывать, так как после сброса бомб требовалось осуществить фотоконтроль результатов, для чего самолет приходилось не менее минуты удерживать на прямой, и лишние 15-20 км не раз выводили к самой границе. Напряженности в кабине добавляла чувствительная станция предупреждения об облучении СПО-15,  которая реагировала на работу прицельно-навигационных комплексов (ПНК) соседних самолетов, излучение прицелов истребителей сопровождения или мощные помехи  Ту-22ПД. Использование ИК-ловушек в ДА отличалось от принятой методики ФА, где летчики с выходом из атаки сразу отключали отстрел. Ту-22МЗ на отходе от цели начинали сыпать килограммовые ловушки (каждый нес по 48 патронов), а замыкающие открывали стрельбу из кормовых пушек специальными снарядами с дипольными отражателями и излучающими тепло.
Летчикам выдавали в полет автоматы АКС-74У, гранаты и пару пистолетов, а в перебранный неприкосновенный аварийный запас (НАЗ) катпультных кресел вместо пайка и бесполезной спасательной лодки укладывали фляги с водой и магазины к оружию.    Даже в пути на аэродром летчиков каждый раз сопровождали автоматчики для защиты от возможных диверсий. Мера предосторожности была не лишней.
"Крайние" вылеты 3,4 и 5 декабря полтавчане выполнили под Кандагар. Аэродромы ВВС 40-й армии были закрыты по погоде, а афганский гарнизон затребовал срочную помощь. В рейде 5 декабря приняли участие прибывшие на смену полтавчанам "дальники" из Орши, а 7 декабря на экипажи и машины 402-го тбап лег весь объем боевой работы. Группа из Орши насчитывала те же две эскадрильи по 8 самолетов Ту-22МЗ и еще один запасной самолет для поддержания наряда сил на случай отказов и поломок. В ее составе остались и одолженные полтавчанам два бомбардировщика, которым предстояло отработать второй срок (на одном из них всего было выполнено 35 боевых вылетов - наибольшее число среди всех "троек"). 402-й тбап продолжил ту же работу, мало изменилась и "география" целей. Вместе с тем зимняя непогода привела к более частому использованию "слепых" способов бомбометания. Наиболее надежной оставалась бомбардировка с помощью навигационной системы, которая, используя данные работавшего в режиме обзора радиолокатора, выдавала в нужный момент сигнал к сбросу. Постепенно вылеты все чаще стали выполнять в ночное время, нанося беспокоящие удары. При этом обстановка не позволяла использовать для бомбометания радиолокатор, т.к. заваленные снегом горы выглядели "ровными”, не было среди целей и крупных строений, мостов или скоплений техники. Иногда практиковался сброс по вынесенному радиолокационному ориентиру, если поблизости находился характерный контрастный объект. Несколько раз под Кабулом пробовали бомбить по командам наводчиков. Особого успеха эта методика не имела из-за невысокой точности удара. Тактика ДА, предполагавшая сброс груза за один заход, не предусматривала коррекции целеуказания с земли. Практически во всех вылетах бомбили ФАБ-3000, лишь один раз сделали исключение и уложили на минирование в горах "полуторки". Повышенный расход тяжелых бомб даже заставил их заказывать у промышленности дополнительно.
Лишь один из ночных вылетов закончился трагедией, когда в ходе бомбардировки у Кандагара в декабре одна из сброшенных бомб упала рядом со штабом афганского 2-го армейского корпуса, а другая разорвалась прямо в жилом квартале, убив несколько десятков человек.  
В середине декабря бомбардировкам подвергся отдаленный район Коран-о-Мунджан с лазуритовыми рудниками. Но к Новому году налеты прекратили.  6 января налеты возобновились. А 10 января в Афганистан прилетела советская правительственная группа, после чего поступил приказ осуществить операцию "Тайфун", ставшую последним аккордом войны. Рассчитанная на три дня операция должна была начаться 24 января, но в последний момент было приказано "не тянуть", и удары начались на сутки раньше. Бомбардировки прошли по Панджшеру еще и в предыдущие дни, но во время операции они стали безостановочными. Вывод войск был остановлен, чтобы артиллерия и бомбардировщики могли беспрепятственно работать по придорожным районам.  В те дни бомбардировщики не ограничивались одним вылетом в смену. Однако противник в который раз ушел из-под бомбежки. ДА продолжала работу с прежним темпом, хотя боевые вылеты летчикам не засчитывались, лишь позднее в личных делах появились записи об "участии в боевых действиях в ДРА с территории СССР".
Работу 402-го тбап, прилетал контролировать Командующий ДА Дейнекин с главным штурманом ДА Егоровым. Сам командующий, хотя и продолжавший летать и имевший допуск на Ty-22M3, в боевых вылетах не участвовал. Комдив Д.М.Дудаев, принявший дивизию год назад, прилетел из Тарту в декабре и несколько раз слетал с подчиненными на бомбардировку, получил орден Боевого Красного Знамени, а вскоре и  звание генерал-майора. Дивизия перспективного генерала по результатам боевой учебы была затем признана лучшей в ДА.
К началу февраля на замену отработавшим 2 месяца экипажам из Орши в Мары-2 прибыла восьмерка Ty-22M3 840-го тбап из Новгородских Сольцов. Подбирая подготовленных летчиков, на замену прикомандировали и один экипаж из 52-го учебного тбап из Шайковки. С начала февраля вылеты выполнялись без сопровождения Ту-22ПД, так как большая часть целей находилась в центральных районах, вдали от границы. Другими причинами отказа от сопровождения постановщиками помех называлось то, шумовые помехи служили предупреждением о приближении бомбардировщиков, и глушили передачи кабульского телецентра.   Последний боевой вылет экипажей отдельной группы ДА пришелся на самый канун полного вывода войск. 14 февраля, когда границу оставалось пересечь только генералу Громову со своим сопровождением, "дальники" бомбили северные районы. Намечавшиеся на другой день удары по оппозиции на случай штурма Кабула не состоялись. Несмотря на уговоры афганских властей, настаивавших на продолжении бомбардировок как компенсации ухода 40-й армии, на это не пошли. Тем не менее, у границы оставалась настоящая авиационная армада, готовая сделать "шаг назад". Помимо местных и прикомандированных авиационных сил, на аэродромах задержали всю выведенную группировку ВВС 40-й армии, и только через три недели готовность была снята.  ДА покинула Мары позже остальных -  группе ДА дали "добро" на отлет домой только 13 марта 1989 г.
Населению военного городка тоже приходилось несладко - выруливая на старт, бомбардировщики разворачивались хвостами в его сторону и начинали предписанную регламентом трехминутную газовку двигателей. Двадцатипятитонная тяга  двигателей вздымала тучи песка и пыли, смешанные с керосиновым чадом, которые накрывали поселок. Работа тяжелых воздушных кораблей сказалась на состоянии рулежек и полосы, и без того не очень подходивших для них (ширина ВПП в Мары-2 была намного меньше привычной -44 вместо 100м). Порядком изношенное бетонное покрытие не могло выдержать нагрузок и за несколько месяцев покрылось трещинами и выбоинами  под колесами и газовыми струями стотонных "Бэкфайров".  

Литература:
Марковский В. Боевое применение Дальней авиации в Афганистане, Авиация и время, - Киев -1999.
Авиационная энциклопедия. ИНТЕРНЕТ. 2007.
Материал подготовили
Аблазов В.И., Аблазов И.В.
 
 
 
< Попередня   Наступна >

 

 
 
© 2005-2018, Українська Спілка ветеранів Афганістану (воїнів-інтернаціоналістів)
www.usva.org.ua
pressusva@ukr.net
При любом использовании материалов сайта гиперссылка на usva.org.ua обязательна.
Редакция usva.org.ua может не разделять точку зрения авторов статей
и ответственности за содержание републицируемых материалов не несет.


Украинская Баннерная Сеть
Защитники родины - Сайт о русских солдатах. Rambler's Top100 Rambler's Top100 Сервис авто регистрации в
каталогах, статьи про раскрутку сайтов, web дизайн, flash,
photoshop, хостинг, рассылки; форум, баннерная сеть, каталог
сайтов, услуги продвижения и рекламы сайтов